Return Of Erich Fischer

 

Instead of an epigraph:

In World War II the Soviet Union lost

27 million of its citizens.

4 million of Soviet soldiers died in captivity

 in Nazi concentration camps.

18 years old Russian boys – those who were born

in 1923, who drafted into the army in 1941, just 3% of them came home.

My father was a soldier at the 3rd Belorussian Front, and was severely wounded on the outskirts of Konigsberg. He returned home without a few ribs (broken by shrapnel) and pieces of steel in his legs from the same shell. He rarely shared with us children his memories of those days. But in his stories, I never heard hatred of the Germans. The Nazis were the enemy to be sure, and he killed them in a fair fight, but hatred was not a heavy burden laid down in the heart of the old warrior.

A few years after his death, I met with one of the soldiers of the fascist army, who came to fight to our land. His name was Erich Fischer, he came to a seminar on Russian-German relations, organized in Chelyabinsk by the Ebert Foundation. Having learned that 60 years ago he was a prisoner of war in a camp at Kopeysk – a small mining town near Chelyabinsk –  I learned his story.

Fischer told me the following tale.

I was sent to the Eastern Front in the end of the war, I was 16 years old. Very soon I was captured. The train in which we were driven to the Urals, took us through the ruins of cities and ashes of Russian villages. Empty deserted fields and crowds of deeply tired women with hungry children floated before our eyes. I went to the camp in the mining town Kopeysk. In the camp, I became seriously ill and was taken to the hospital. I was lying in the room, and next to me was another 16-year-old soldier, member of the Hitler-Jugend units assembled from teenage children near the end of the war. He was crying from the unbearable anguish. He urged me: We will certainly be killed, we will never return home. You saw what we did to their country! They just can not let us live!

I could tell him nothing to console him, I agreed with him and prepared myself for death, mentally saying goodbye to those whom I was not destined to see and embrace again. I knew that we deserved death.

Shortly in the ward a group of Russians appeared. My heart ached with fear. The lady – a doctor leaned over me, looked into my eyes and … like a bolt from the blue, her words were:

“This child will go home! Arrange the papers!”

Not believing in the miracle of salvation, I dressed, my heart beat in a crazy rhythm I staggered out of weakness, but hurried out into the street. Home! I breathed in the air of the street, the smell of August – when the air is filled with the aroma of apple orchards. I leaned against the wall to catch my breath. A woman passing by, looked at me and suddenly handed me an apple!

I plunged my teeth deep into a juicy apple and wept. When the apple was nearly gone, I planted seeds of the apple near the fence of the hospital with the hope that one day an apple tree will grow here. In those minutes I gave myself two oaths.

One was that when I get home, I will devote all my life to wage war against war. I became  a writer and fulfilled my oath by writing a few honest novels about the real war that nearly ended my life.

The second oath was that sometime in the future I will certainly go back to Russia, to your endless birch forests, which I remembered all my life. And here I am!

Listening to this remarkable story brought memories of my own father.  Mr Fischer, my father was at that war and was seriously wounded by shrapnel. But today, listening to you, I do not hate you. And,  I am truly glad you came and saw our endless birch forests!

 

Many years have passed since that meeting, and now I think why Russia, after losing 27 million in the war against fascism had not turned into a country that lives by hatred? How they were able to re-open their hearts for love and joy?

The answer is simple: in the nature of Russian people hatred of the enemy lives exactly until the hour of victory. Next mercy comes. Again and again we give a chance to the human nature in a man, and this is one of the secrets of Russian power.

Возвращение Эриха Фишера

Вместо эпиграфа:

Языком цифр:

Во Второй мировой войне СССР потерял

27 миллионов своих граждан.

Из них 4 миллиона погибли в плену

в фашистских концлагерях.

Мальчикам было 18 лет – тем, кто родился

в 1923 году, они были призваны в армию.

Домой вернулось лишь 3%!. 

Мой отец был солдатом на 3-м Белорусском фронте и был тяжело ранен на подступах к Кенигсбергу. Домой он вернулся без нескольких ребер (их вырвало осколком снаряда) и кусочками стали в ногах от того же снаряда. Он редко посвящал нас, детей, в свои воспоминания о тех днях. Но в его рассказах я никогда не слышала ненависти к фашистам. Они были врагами и он убивал их в честном бою, но ненависть не легла тяжким грузом в сердце старого воина.

Несколько лет спустя после его смерти мне довелось встретиться с одним из тех солдат фашистской армии, кто пришел с оружием на нашу землю. Его звали Эрих Фишер, он приехал на семинар по российско-германским отношениям, организованным в Челябинске Фондом Эберта. Узнав о том, что 65 лет тому назад он был военнопленным в лагере в Копейске – маленьком шахтерском городке рядом с Челябинском, я «расколола» его на историю.

– Я был послан на Восточный фронт в самом конце войны, мне было 16 лет. Очень скоро я попал в плен. Поезд, в котором нас везли на Урал, вез нас через руины городов и пепелища российских сел. Перед нашими взорами проплывали пустые заброшенные поля и толпы измученных женщин с голодными детьми. Я попал в лагерь в шахтерском городке Копейск. В лагере я тяжело заболел и попал в госпиталь. Я лежал в палате, а рядом со мной рыдал от невыносимой тоски такой же 16-летний вояка, боец гитлер-югенда. Он убеждал меня: Нас непременно убьют, мы никогда не вернемся домой. Ты же видел, что мы сделали с их страной! Они просто не смогут нас отпустить живыми!

Я не мог сказать ему ничего утешительного, я был с ним согласен и готовил себя к смерти, мысленно прощался с теми, кого не суждено больше увидеть и обнять. Я знал, что мы заслужили смерть.

И вот однажды в палату зашла комиссия. Сердце мое сжалось от страха. Женщина – доктор склонилась надо мной, заглянула в мои глаза и … как гром среди ясного неба, прозвучали ее слова:

– Этот ребенок поедет домой! Оформите ему выписку!

Еще не веря в чудо спасения, я оделся, сердце билось в сумасшедшем ритме, я шатался от слабости, но поспешил выйти на улицу. Домой! Я вдохнул воздух улицы, пахло августом – когда воздух полон аромата яблок в садах. Я прислонился к стене, чтобы перевести дух. Женщина, проходившая мимо, внимательно посмотрела на меня и вдруг протянула мне яблоко!

Я впивался зубами в сочную мякоть яблока и плакал. Косточки яблока я посадил у забора госпиталя с надеждой, что когда-нибудь здесь вырастет яблоня. В те минуты я дал себе две клятвы.

Одна была о том, что когда я вернусь домой, я посвящу свою жизнь войне с войной. Я ее исполнил, написав несколько честных романов о той войне.

Вторая клятва была том, что когда-нибудь в будущем я непременно вернусь в Россию, к вашим бесконечным березовым лесам. И вот я здесь!

– Господин Фишер, мой отец тоже был на той войне и был тяжело ранен осколками фашистского снаряда. Но сегодня, слушая Вас, я не испытывала ненависти к Вам. Хорошо, что Вы приехали и увидели наши бесконечные березовые леса!

 

Много лет прошло с той встречи, и сейчас я думаю, почему русские, потеряв 26 миллионов на войне с фашизмом, не превратились в страну, живущую ненавистью? Как они смогли вновь открыть свои сердца для любви и радости?

Ответ прост: в характере русского человека ненависть к врагу живет ровно до часа победы. Дальше в свои права вступает милосердие. Мы снова и снова даем шанс человеческому в человеке, и в этом один из секретов силы России.

 

 

2 thoughts on “Return Of Erich Fischer

  1. Ах умница, “Богульник расцвел”…. да да да… конечно , разве может кто нибудь понять Россию…. \я тебя целую, молодец…

    Liked by 1 person

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s